«Любовь моя, Саломея»: тихое семейное счастье Иннокентия Смоктуновского

Его называли гением. Но сам он говорил так: «Если спросить, что же такое Смоктуновский, то это во многом моя жена». И это было чистой правдой.
Истории

Иннокентия Смоктуновского боготворили миллионы. Он был актером, нарушавшим все правила и совместившим все противоречия. О его странностях характера ходили легенды. Его называли гением. Но сам он говорил так: «Если спросить, что же такое Смоктуновский, то это во многом моя жена. Любовь моя, Саломея». И это было чистой правдой.

Когда Смоктуновский приехал в Москву, столица приняла его холодно. Он показывался во всех театрах, однако его не хотели брать. Он обладал слишком нетипичной для того времени внешностью. Все изменилось в его жизни в один миг. Она наполнилась светом и сиянием чуда после встречи с Суламифью Кушнир. Тогда его взяли внештатным артистом в театр Ленкома, где она работала художницей по костюмам и руководила пошивочным цехом.

Тогда он ещё не мог себе представить, что эта девушка станет частью его жизни. Как позже вспоминал:

«Тоненькая, серьезная, с охапкой удивительных тяжёлых волос. Ну вот поди ж — узнай, что именно этот хрупкий человек, только что сошедший ко мне, но успевший однако уже продемонстрировать некоторые черты своего характера, подарит мне детей, станет частью моей жизни – меня самого».

Прошло не так много времени с момента их первой встречи до того дня, когда он сделал ей предложение. На свадьбе гулял весь пошивочный цех Ленкома и в складчину подарил молодоженам их первую общую мебель — матрас.

Смоктуновский был прав, когда утверждал, что своим успехом в первую очередь обязан жене. Да, он был настоящим бриллиантом, но огранила этот бриллиант во многом именно она. Жена занималась с ним дикцией, этикетом и манерами. Помогла ему найти работу, попросив о ходатайстве Ивана Пырьева. Благодаря письму режиссёра, Смоктуновского приняли в Театр киноактёра.

Читайте также: Эльдар Рязанов: «За тебя судьбу благодарю» – посвящение любимой женщине

У Иннокентия Смоктуновского появилось сразу всё: семья, работа, роли в кино. Супруги удивительным образом дополняли друг друга, у них словно было одно дыхание на двоих.

Дома он становился самым обычным мужчиной, который должен был заботиться о своей семье, воспитывать детей, ухаживать за женой. Он таким и был, трогательно-домашним, постоянно жаждущий любви близких. Впрочем, на её нехватку ему было трудно жаловаться. В семье он становился чуть ли не центром вселенной.

Он никогда не отказывался от домашней работы — мог и полку прибить, и огород вскопать, и помочь дочери с математикой. Он любил ходить в японском кимоно и есть палочками рис, приготовленный его женой по особому рецепту. Он мог научить щенка Жана говорить слово «мама» и смастерить часы в школу для дочери. Но всё это только тогда, когда рядом была его Соломка (так он называл её — свою любимую жену). Без неё он скучал, хандрил и не высыпался. С ней — готов был на любые безумства и подвиги.

Она окутала его коконом любви и заботы, и он прожил в нём почти 40 лет, до самой смерти.

Суламифь родила Смоктуновскому троих детей, они были очень счастливы вместе.

Когда пришли 90-е, их мир пошатнулся. Работы не было, денег тоже. Смоктуновский, раньше очень придирчиво относившийся к выбору ролей, теперь брался за любые, лишь бы свести концы с концами. А сердце всё чаще давало о себе знать.

Он умер 3 августа 1994 года, не справившись со вторым инфарктом. Суламифь пережила его на 22 года…

Новое видео:

Оцените статью
Клубер — саморазвитие и личностный рост
Добавить комментарий