«Она была только моя! Это все, что у меня есть»: Рудольф Нуриев и Марго Фонтейн

Наверное, там, на небесах, они счастливы…
Истории

Он пережил ее всего на два года. Наверное, там, на небесах, они счастливы…

Я почему-то раньше думал, что Рудольф Нуриев — человек, которому были неведомы ласка, теплота, нежность. Ох, как же я ошибался! Прочитав воспоминания величайшей английской балерины, одного из самых близких Нуриеву людей, я понял то, что Рудольф Хаметович сам хотел, чтобы публика видела его дерзким, взрывным, скандальным, буйным, а у него оказалось золотое сердце и чувство сострадания к той, которая очень помогла ему в начале его карьеры и стала его самой любимой сценической партнершей.

Он многим был обязан ей, ибо, когда мы произносим Нуриев, то сразу вспоминаем — Марго Фонтейн и наоборот. Да, именно Марго, уже будучи смертельно больной писала о Руди, который оплачивал ее баснословные счета за больницы, лекарства, причем делал это анонимно, но умнейшая Марго понимала, кто этот таинственный благодетель.

У Марго не хватало средств на лечение, потому что всю себя она отдавала без остатка семье своего покойного мужа — панамского дипломата Тито Ариаса, который при своей жизни и в грош ее не ставил, а она любила его беззаветно и служила его памяти, даже после его смерти, помогая его детям, которые ее не ценили. И все же в ее сердце был мужчина, которого она тоже любила и который любил ее — пожалуй, единственную из всех женщин на земле. И это был Нуриев — такой непостижимый и противоречивый.

Марго было 42, Рудольфу было 23, когда они впервые встретились. Трудно было найти более непохожих на свете людей. Возвышенная, нежная, романтичная Марго и нетерпимый, упрямый перебежчик из СССР — Рудольф. Но их сразу потянуло друг к другу. Марго была уже примой с мировым именем и собиралась завершать свою блистательную карьеру, но уроженец Уфы с горящими глазами продлит творческую молодость Марго на еще 10 лет. Это были 10 лет счастья, выстраданного, но такого желанного. Танец Марго засиял новыми красками. Руди увлек ее.

Стальной блеск его глаз завораживал и манил хрупкую англичанку, которая трепетала. А он трепетал от нее. Ее чувственность, самоотдача, фантастическое служение делу покорили его. Они оба не мыслили свою жизнь без танца.

Как-то одна из французских подружек Рудольфа увидев его вместе с Фонтейн спросила: «Это твоя мать?» «Нет. Это моя любимая женщина», парировал Нуриев. Марго ответ понравился.

Рудольф открыто говорил, что у них был роман. Марго всегда отмалчивалась. Что было на самом деле между ними уже не узнает никто, и это прекрасно! Марго понимала, что у Рудольфа был Эрик Брун — великий датский танцовщик, наставник, друг и любимый мужчина. А Брун понимал, что Марго очень важна для Рудольфа. Они идеально подходили друг другу на сцене. Марго взяла на себя роль терпеливой и заботливой мамы, понимая какое у нее капризное, но гениальное дитя.

«Она была только моя! Это все, что у меня есть»: Рудольф Нуриев и Марго Фонтейн

Рудольф хамил, грубил, обзывал ее, а Марго лишь отвечала: «Покажи как надо еще раз и я обязательно исправлюсь» Умнейшая женщина, она читала его, как открытую книгу, понимая его нелегкую судьбу, его характер, его израненную душу. Публика их боготворила. Чтобы они не танцевали — Жизель, Ромео и Джульетту, Лебединое Озеро — несмолкаемые овации сопровождали их всегда. Они казались влюбленными друг в друга и на сцене, и в жизни.

Вместе они танцевали более семисот раз. Марго часто была собой недовольна. А Рудольф ее поддерживал всегда. Он скажет о ней: «Она была моим лучшим другом, моим идеалом, человеком, который мне желал только добра».

Марго была счастлива в профессии, но несчастна в браке со своим супругом Тито Ариасом. Зря она не послушала свою мать, которая говорила ей: «Этот панамец принесет тебе только беды». Ариас изменял ей. Об этом знали все. Он никогда не посещал ее спектакли, а однажды в присутствии Нуриева нахамил ей, за что получил от Рудольфа кулаком по физиономии.

«Она была только моя! Это все, что у меня есть»: Рудольф Нуриев и Марго Фонтейн

В мае 1964 года на Тито было совершено покушение, пуля задела позвоночник и полностью обездвижила его. В него стрелял муж его любовницы. Когда Тито парализовало, все взвалила на себя Марго, даже заботы о его детях от первого брака. Но даже став инвалидом, Тито умудрялся изменять Марго, которая в поте лица работала, чтобы содержать многочисленное семейство Ариас. Она не раз и не два плакала на плечах Рудольфа и Эрика Бруна — тех редких в ее жизни людей, которые ее всегда поддерживали.

Однажды приехав с гастролей раньше запланированного Марго застала давнюю любовницу супруга — Анабеллу Вальярино…. Если бы не творческий и такой счастливый тандем с Рудольфом, Марго вряд ли бы выстояла. Она закончила танцевать в возрасте 60 лет. Жила в Панаме, на ферме, со своим горе-супругом, разводила коров и овец и всегда ждала звонков из Парижа — от Руди, который так много для нее значил. В 1989 году Тито Ариас умирает. Узнав об этом, его любовница Анабелла покончила жизнь самоубийством, выпив очиститель для бассейна. Их и похоронили в один день.

У Марго обнаружили онкологическое заболевание. Она боролась за жизнь до конца. Продала почти все свои оставшиеся драгоценности, чтобы достойно дожить отпущенный ей срок. Она жила одиноко на своем ранчо окруженная верными и уже весьма пожилыми домработницами и 5 собаками, которые оказались куда преданнее, чем дети Тито Ариаса.

«Она была только моя! Это все, что у меня есть»: Рудольф Нуриев и Марго Фонтейн

Руди приезжал навещать ее в госпиталь. А Марго не отчаивалась, шутила: «Раньше гастролировала по театрам, а теперь гастролирую по больницам». Ее гастроли прервались 21 февраля 1991 года. Хрустальная роза английской балетной сцены навечно упорхнула к ангелам, которым была и при жизни.

Рудольф Нуриев на прощании с Марго сказал: «Я должен был на ней жениться! Она была только моя! Это все, что у меня есть».

Через два года не станет и его самого. Его жизнь оборвется в предрождественский вечер 6 января 1993 года. Они ушли, а легенда о магии их танца, их дружбе и их любви останется навеки.

В завещании Марго просила похоронить ее не в Вестминстерском аббатстве — как гордость Англии, — а на кладбище города Панама, в ногах у мужа. Ее памятник — самый маленький на этом кладбище. Вот так умела любить великая женщина мирового балета. Для нее жертвенность похоже была важнее любви. Светлая им память…

Автор: Кирилл Дальберг

Новое видео:

Оцените статью
Клубер — саморазвитие и личностный рост
Добавить комментарий