Таинственный Магалиф

Якову Магалифу не единожды помогала его необычная фамилия, однажды он даже спас писателя Михаила Пришвина...
Истории

Якову Магалифу не единожды помогала его необычная фамилия, но в 1937 году и он попал в жернова НКВД…

Однажды Яков Мареевич Магалиф, на то время главный бухгалтер РОСТА (Российского телеграфного агентства), случайно встретился с писателем Михаилом Пришвиным и спас его. Об этом интересно рассказал известный писатель Константин Паустовский в своей книге «Повесть о жизни»:

«Изредка появлялся в кафе человек в шляпе с отвисшими полями. Кажется, он был некоторое время сотрудником не то тульской, не то орловской газеты (Паустовский ошибался, Магалиф работал в РОСТе — Прим.). У этого человека было забавное происшествие с Пришвиным. О нем Пришвин любил рассказывать как о случае, вполне фантастическом.

Пришвин переезжал из Ельца в Москву. В то время на узловых станциях свирепствовали заградительные отряды балтийских матросов. Все вещи, рукописи и книги Пришвин зашил в тюки и втащил их в вагон. На какой-то узловой станции около Орла матросы из заградительного отряда отобрали у Пришвина, несмотря на уговоры и просьбы, эти тюки.

Пришвин бросился на вокзал к начальнику отряда. То был скуластый матрос с маузером на боку и оловянной серьгой в ухе. Он ел деревянной ложкой, как кашу, соленую камсу и не пожелал разговаривать с Пришвиным.

— Конечно, интеллигент! — сказал он. — А будешь вякать, так арестую за саботаж. И ещё неизвестно, по какой статье тебя возьмет за грудки революционный трибунал. Так что ты, приятель, топай отсюда, пока цел.

Футболка

Вслед за Пришвиным вошел к начальнику человек в шляпе с отвисшими полями. Он остановился в дверях и сказал тихо, но внятно:

— Немедленно верните этому гражданину вещи.

— А это что еще за шпендик в шляпе? — спросил матрос. — Кто ты есть, что можешь мне приказывать?

— Я Магалиф, — так же тихо и внятно ответил человек, не спуская с матроса глаз.

Матрос поперхнулся камсой и встал.

— Извиняюсь, — сказал он вкрадчивым голосом. — Мои братишки, видать, напутали. Запарились. Лобов! — закричал он громоподобно. — Вернуть вещи этому гражданину! Сам уполномоченный Магалифа приказал. Понятно? Снести обратно в вагон. Живо! Хватаете у всех подряд, брашпиль вам в рот!

На платформе Пришвин начал благодарить невзрачного человека, но тот в ответ только посоветовал Пришвину написать на всех тюках химическим карандашом слово «фольклор».

— Русский человек, — объяснил он, — с уважением относится к непонятным, особенно к иностранным словам. После этого никто ваши вещи не тронет. Я за это ручаюсь.

— Извините мое невежество, — спросил Пришвин, — но что это за мощное учреждение — вот этот самый Магалиф — которое вы собой представляете? Почему одно упоминание о нем так ошеломляюще действует на заградительные отряды?

Человек виновато улыбнулся.

— Это не учреждение, — ответил он. — Это моя фамилия. Она иногда помогает.

Пришвин расхохотался.

Он послушался Магалифа и написал на тюках загадочное слово «фольклор». С тех пор ни один заградительный отряд не решился тронуть эти тюки».

***

В первые годы Советской власти были приняты всякие сокращения: ВЦИК, ЦК, СНК, ВЧК и т.д. Видимо, командир заградотряда подумал, что МАГАЛИФ — это аббревиатура какой-то важной организации.

Позже Яков Магалиф работал начальником финансового отдела Народного Комиссариата иностранных дел СССР. Его внук, Евгений, сумел посмотреть личное дело дедушки в архиве Министерства иностранных дел России. Он писал, что «повышали деда очень быстро. Специалист он был, как видно из документов и переписки, классный. Его буквально разрывали на части. Из разных стран посольства СССР писали письма, слали телеграммы с просьбами: «Пошлите Магалифа! Не можем навести порядок в бухгалтерской отчётности, не можем наладить финансовую деятельность».

Его внук также писал, что дед знал многих людей, дружил с маршалом Василием Блюхером и первым секретарём ЦИК СССР Авелем Енукидзе, хорошо был знаком с поэтом Владимиром Маяковским, Лилией Брик и другими известными людьми.

Многие из его знакомых вскоре стали «врагами» народа. Поэтому ничего удивительного в том, что вскоре и его арестовал НКВД. Тут не помогла фамилия Магалиф!

В апреле 1937 года по нашумевшему делу «Москва-Центр» Яков Мареевич Магалиф был обвинен в шпионаже, расстрелян 25 августа 1937 года. Однако жене выдали свидетельство о смерти, где было сказано: «Сообщаю, что Магалиф Яков Мареевич, 1895 года рождения, был осуждён Военной Коллегией Верховного Суда Союза ССР 25 августа 1937 года и, отбывая наказание, умер 17 октября 1938 года».

В 1955 году Якова Мареевича реабилитировали.

По материалам: horki.info
Фото из дела Якова Магалифа

Новое видео:

Оцените статью
Клубер — саморазвитие и личностный рост
Добавить комментарий