История одного аборта

Конечно, он был прав. Им обоим чуть за двадцать, она без работы, он недавно закончил институт, устроился в дурацкую контору, где зарплату выдают нехотя, в конверте. Жилья своего нет, а еще у него очень больная мама...
Истории

Жизнь все расставляет по местам…

Конечно, он был прав. Им обоим чуть за двадцать, она без работы, он недавно закончил институт, устроился в дурацкую контору, где зарплату выдают нехотя, в конверте. Жилья своего нет, а еще у него очень больная мама, с которой он возится.

Начало 90-х, никто дальше завтра ничего не планирует, а тут здрасьте, ребенок. Они и о свадьбе пока не говорят. То есть решили, что потом когда-нибудь.

«Ну Жужа, — сказал Дима. — Давай смотреть здраво на вещи».

Вообще ее звали Оля, но Дима называл Жужей почему-то.

«Ладно», — сказала Жужа. То есть Оля.

И отправилась к врачу.

Вечером он ей позвонил: «Ну чо врач сказал? Когда?»

«Завтра ложиться».

«Ага, хорошо. Тебя проводить?»

«Зачем, я же не больная. А у тебя работа, мама».

«Ну да».

Утро следующего дня в конторе Димы было особенным: привезли компьютер начальнику. Все разглядывали большой серый монитор, восхищались. Дима насмешливо сказал: «Это фигня, главное — вон там, под столом. Системный блок!»

«Ты в этом что-то понимаешь?» — спросил начальник.

«Ну так, кое-что. Не как Билл Гейтс, конечно…»

«Кто?»

«Вы не знаете? Это человек, который изобрел…

И тут его позвали к телефону.

Звонила Оля: «Дим, а я дома»

«Как?! Всё уже?»

«Нет. Я просто отказалась».

«Жужа, ты совсем?! Давай обратно скорей!»

«Дим, нет. Вот просто нет».

Вечером он к ней приехал. Они закрылись в комнате от родителей Оли. Дима убеждал, он был уверен, что Жужа дурит, чуть капризничает. Она всегда его слушалась.

Она была непреклонна. Они поссорились. Но через три дня он позвонил: «Ну допустим. А жить мы где будем?»

«Пока у меня, наверно, дальше решим».

«А маму я куда?»

«Дим, я сама не понимаю. Я ничего не знаю, ни в чем не уверена. Кроме одного: этот ребенок у меня будет. Я уже его люблю, понимаешь?»

«Не очень… Это у тебя взбрык, гормоны там всякие».

«Мы опять сейчас поссоримся».

«Так, давай спокойно. Представь, как мы будем жить. В деталях представь весь этот ужас. Одна ванна на пятерых. Я разрываюсь — там мама, здесь ты. Сейчас февраль, дикий холод, а я хожу в осенних ботинках. Какой еще ребенок?»

…В сентябре умерла мама Димы.

В октябре у них родился сын. Степан.

Жили они у Димы. Окраина Москвы, далеко от метро, но мама Оли приезжала каждый день к внуку, помогала.

А ее папа сказал Диме: «Слушай, это ваше дело. Но если захотите свадьбу — у меня есть сбережения, дам»

«Ой, спасибо, Иван Петрович, но пока не до того».

———

Миновало почти тридцать лет.

Дима работает сисадмином в компании, где он самый пожилой из сотрудников, хотя ему всего 52. Гендиректор и совладелец компании — его сын. Да, Степан. Высокий красавец в поло Burberry и на мотоцикле BMW.

Оля не работает, занимается подмосковным домом. У них с мамой важное дело: выводят новый сорт розы.

Буквально месяц назад мы с Димой встречались. Он любитель новых ресторанов, позвал меня в какой-то рыбный и модный, название я тут же забыл. После шестой рюмки очень дорогой водки усмехнулся: «Знаешь, иногда думаю. А если б Жужа меня послушалась тогда? И сделала этот аборт? Ой, ужас-ужас…»

Кстати, Дима с Олей так до сих пор не женаты. Но Степан решил, что это непорядок, осенью устроит им свадьбу.

По материалам: Алексей Беляков

Новое видео:

Оцените статью
Клубер — саморазвитие и личностный рост
Добавить комментарий