Бывают люди, которые никогда не испытывают стремления собрать свои вещи и уехать куда-нибудь за тридевять земель. Им вполне неплохо сидится в городе, в котором они родились, и сидится на давно продавленном, но уютном диване. Окружающая их привычная обстановка – вот все, что им нужно.

Подписывайтесь на
наш Telegram-канал.

А есть люди совсем другого склада – похожие на нас с вами. Те, кто согласны долго сидеть на одном месте разве что в том случае, если они увлекутся медитацией, те, кто в детстве зачитывался Джеком Лондоном и Майн Ридом, и кто всегда носит с собой загранпаспорт. На всякий случай.

Как бы вы это ни называли – стремлением к странствиям, любовью к путешествиям, или просто пытливостью разума, факт остается фактом: вашу жажду новых впечатлений ничем не утолить – и неважно, сколько вы для этого будете ездить в отпуск или путешествовать.

Для вас в этом мире всегда останется нечто новое и непознанное, что-то совсем непохожее на то, к чему вы привыкли. Вам нравятся экскурсии выходного дня, но вы понимаете, что за один-два дня многого не увидишь. По-настоящему вас привлекают билеты в один конец и путешествия без четкой цели.

Для того, чтобы иметь четкую цель, нужны детальные планы, а вы не из тех людей, кто любит все планировать. Планы и цель наполняют поездку смыслом, а судя по вашему опыту, вам куда лучше и веселее путешествовать без этого самого смысла.

При этом вы были такими, сколько вы себя помните – начиная, наверное, с первых детских поездок. Вы и сейчас регулярно летаете в Диснейленд, чтобы освежить в памяти те воспоминания.

Последние исследования показывают, что, возможно, у вас и выбора-то не было. Некоторые ученые считают, что жажда странствий закодирована в нас на генетическом уровне.

Как утверждают психологи и нейробиологи, неутолимую жажду странствий можно отследить до мутировавшего варианта гена DRD4, ответственного за уровень дофамина в мозгу.

Сам ген с научным названием DRD4-7r пресса уже успела окрестить «геном жажды странствий», так как исследования показывают его четкую корреляцию с повышенным уровнем любопытства и непоседливости.

И действительно – те, кому повезло заполучить этот ген в свой генетический код, как правило, могут похвастаться внушительным опытом путешествий.

Этот ген нельзя назвать очень распространенным – его можно найти в генном коде не более 20% человечества. Но его распространенность куда выше именно в тех странах, население которых часто путешествовало в прошлом, и продолжает это делать сейчас.

В своем исследовании от 1999 года Чаншен Чень, приняв за аксиому то, что человечество зародилось в Африке, писал, что «подвид гена DRD4-7r намного чаще встречается в тех современных государствах, предки населения которых мигрировали из того места в Африке, где когда-то, многие тысячелетия назад зародилось человечество, на большие расстояния».

Чен считает, что те цивилизации, которые распространились на территории, максимально удаленные от Африки, теоретической родины всего человечества, с куда большей вероятностью оказываются носителями того самого мутировавшего гена DRD4-7r, который связывают с «любопытством и непоседливостью».

Еще одно научное исследование, проведенное Дэвидом Доббсом для National Geographic, полностью поддержало сделанные Ченом выводы, и даже зашло дальше, связав активность этого гена не просто с любопытством и непоседливостью, а именно со страстью к путешествиям.

Доббс считает, что мутировавшая форма гена DRD4, обозначенная как 7r, способствует «более рисковому поведению в людях. Они становятся куда более склонны к изучению и исследованию – будь то новых мест, идей, блюд, отношений, наркотиков или поз в сексе». Кроме того, он добавляет, что носители этого гена «как правило, приветствуют движения, перемены и приключения».

И, как и Чан, Доббс связывает мутацию гена DRD4-7r с миграцией человечества.

Когда мы сравниваем оседлое население (то есть людей, большую часть своей жизни остающихся в одном и том же регионе) с современным высокомобильным населением – людьми, которые часто переезжают с места на место – последние куда чаще оказываются носителями гена 7r.

Позже Доббс нашел подтверждение своих слов в статистическом исследовании, проведенном почти десять лет спустя. Это исследование в очередной раз подтверждает, что ген 7r в сочетании со вторым генетическим вариантом (2r), «куда чаще, чем это можно было бы объяснить статистической погрешностью, обнаруживается в народах, предки которых, выйдя из Африки, мигрировали на более дальние расстояния».

Однако даже после всего этого есть ученые, сомневающиеся в существовании «гена странствий». Одним из этих ученых является Кеннет Кидд из университета Йеля.

Кидд считает, что влияние этого гена на поведение человека куда более сложно и многогранно, чем считают его более восторженные коллеги. «Гены не работают подобным образом», — считает Кидд. «Вы не можете «повесить» столь сложное явление, как человеческое стремление к путешествиям, на один-единственный ген».

После заявления Кидда Доббс решил проконсультироваться с эволюционным генетиком Джимом Нунаном, чтобы пролить больше света на этот вопрос.

Позже в одной из своих статей Доббс, цитируя Нунана, пишет, что человеческая способность к исследованию окружающего мира основана на функционировании двух систем человеческого тела – опорно-двигательной и центральной нервной.

Нунан говорит о том, что эти системы и их сочетание у разных животных могут быть совершенно различными, что неизбежно оказывает влияние на их предрасположенность к различным моделям поведения.

Что касается людей, то здесь можно выделить несколько отличительных особенностей этих двух систем, отличающих нас от наших общих предков – человекоподобных обезьян. Такие, к примеру, как «ноги и бедра, позволяющие нам ходить на дальние дистанции, проворные пальцы и умный мозг, растущий хоть и медленнее, чем мозг человекоподобных обезьян, но зато до куда большего размера», — пишет Доббс.

Но хотя эти отличия позволяют нам, как отдельному виду, быть более приспособленными к путешествиям на большие расстояния и креативному исследованию окружающего мира, наша генетика практически идентична таковой у обезьян, несмотря на все различия в нашей анатомии.

Доббс отмечает, что все эти различия являются следствием работы обратной связи, обрабатываемой генами, ответственными за эволюционное развитие.

Следуя этой логике, носители гена 7r с большей вероятностью следуют более разнообразному распорядку дня, чем носители не мутировавшего гена DRD4, что, в свою очередь, оказывает влияние на их развитие.

Эти различия также (хотя бы теоретически) могли привести и к слегка отличающемуся, более приспособленному к исследованию окружающего мира строению конечностей и мозга. Не потому ли эти люди испытывают столь необоримую тягу к путешествиям?

И раз уж мы затронули вопрос «гена странствий», нелишним будет упомянуть о статье Гаррета ЛоПорто, опубликованной в Huffington Post.

ЛаПорто считает, что хотя мутировавший ген DRD4-7r пробуждает в нас множество позитивных черт характера, черт, которые мы связываем с великими исследователями и первооткрывателями, он также может заставить нас вести себя, будто только выползший из пещеры неандерталец.

ЛаПорто пишет, что, хотя носители этого гена могут быть «невероятно изобретательными, активными и креативными», и, в целом, стремящимися повидать весь мир, также они могут быть «совершенно не поддающимися контролю».

Так что даже если вы испытываете неодолимое желание бросить работу и уехать на следующие пару лет в Танзанию, остановитесь, остыньте, и убедитесь, что вы трезво оцениваете все последствия вашего решения. Хотя, как я уже говорил, путешествовать без плана всегда веселее.

Dan Scotti
The Wanderlust Gene: Why Some People Are Born To Travel via Клубер

Подписывайтесь на
наш канал в Яндекс.Дзен.

Читайте Клубер в Telegram, Instagram и Pinterest.